Донесение коммунистки

24.11.2009 | Отзывов (0)

Депутат Государственной Думы Нина Останина обратилась к президенту РФ Дмитрию Медведеву с предложением сменить губернатора Кемеровской области Амана Тулеева.

В распространенном в федеральных СМИ заявлении Останина утверждает, что ни в экономической, ни в политической, ни в социальной областях руководство нашего региона давно уже «не отражает происходящих в нем (в Кузбассе) процессов». «Необходим руководитель с иной позицией, иным видением экономической политики......Предпосылки для смены руководства Кемеровской области уже давно назрели...» и т.д. и т.п.
Этот «разоблачающий» политический пасквиль написан в духе 1937 года прошлого столетия, когда в деятельности руководителя партии коммунистов обязательным элементом было донесение в соответствующие органы на своего соседа, начальника, товарища, пусть даже и бывшего. Так уж научили Останину, что любой донос должен быть идеологически оправдан, поэтому она тонко ссылается на авторитеты: «Президент... дал негативную оценку сырьевому характеру нашей экономики — Кузбасс наглядный тому образец». И еще: случился кризис и первыми «просевшими» регионами стали сырьевые, в том числе и наша Кемеровская область» (а также, очевидно, Томская, Иркутская, Новосибирская, Красноярский край, уральские регионы, АВТОВАЗ, завод в Пикалево, 400 российских моногородов да и в общем-то вся Россия, вместе с ней — США, Германия и весь остальной мир, кроме, конечно, Китая).
Кризис-то случился мировой, а не западно-сибирский! И, президент, говоря о характере кризиса и путях выхода из него, призвал заниматься модернизацией экономики. Но, уверен, президент отдает себе отчет, что нефтегазовую иглу, на которую в свое время посадили страну именно большевики, в одночасье не победить. Нужны усилия, средства, время. Останина же видит решение проблемы гораздо проще — сменить руководство Кузбасса и сырьевая направленность региона исчезнет.
Выходит, из короткой девичьей памяти исчезло, что уже когда-то другой президент пытался «прихлопнуть» угольный Кузбасс. Для чего направил сюда «модернизатора» Кислюка, который под барабанный бой быстренько позакрывал 30-40 шахт, дескать, уголь нам не нужен. Едва не закрыл Новокузнецкие меткомбинаты, и метал — не нужен. Остановил сельское хозяйство — пусть не мешает, а продукты купим в другом месте. Потом почти совсем перестали строить жилье, пусть люди сами строят себе, если надо. А сам взялся создавать на месте региона мифическую «свободную экономическую зону». Свободную от сырья и прочих ненужных элементов для будущего процветания. Что из этого вышло, помнят все, кроме новокоммунистов: зарплату не платили по 9-10 месяцев, включая бюджетников, а пенсии не платили по полгода.
Думается, что нынешний президент — не дурак, когда говорит об экономической перестройке. Понимает, что это задача на годы вперед. И для всей России, а не для отдельно взятого региона. И большевистским наскоком тут ничего не решить. И не дай Бог! Это только Нине Останиной кажется, как она пишет в своем заявлении, что «сегодня шахтер уже тот, что им диктуют, то они делают». Далеко же она ушла от марксистского материалистического понимания реальности в этой своей Москве на сытой госдумовской должности!
Если сейчас, как вы, Нина, предлагаете, взять да и лишить шахтеров работы, они за вас так возьмутся, прихватят за такие ваши места, да так, что никакая Дума или партия не спасет. Мало вам не покажется! Поэтому реформа экономики не такой уж простой вопрос как это кажется необольшевикам. А что касается той части останинского заявления, где утверждается, что и в социальной сфере региона, руководство Кузбасса «давно уже не отражает происходящих в нем процессов», то лучше бы не выдумывать, а спросить у самих людей как они оценивают социальную политику в Кемеровской области. У бюджетников спросить, у пенсионеров, многодетных. Сравнить с другими регионами, в том числе с соседними. Было бы честнее — сказать правду. В социальной сфере региона за последние 10 лет произошли такие позитивные перемены, которыми коммунисты не могли похвастаться за все десятилетия советской власти. Социальные льготы и выплаты реально помогают сотням тысяч кузбассовцев жить и в сытое, и кризисное время.
Однако и понять Нину Останину можно: жанр донесения (считай, доноса) президенту требует все вымарать в черный цвет. Донесение не требует объективности.
Однако, объективности ради вспомним одну историю, которая сегодня может показаться мелочью в нашем стремительном, переменчивом времени. Но, это такая мелочь, которая, как говорил в свое время дедушка Ленин, можем вылиться в крупные неприятности.
Вспоминается один из хмурых вечеров осени 1993 года, когда в кабинете известного кузбасского лидера Амана Тулеева плакала малознакомая тогда Нина Останина. Рыдать ей было отчего: очень уж хотелось во власть, и нужна была поддержка жителей области. Как уж тогда она клялась в верности, готовности до гробовой доски сохранить благодарность — только возьмите в команду, поддержите на выборах, а уж я верой и правдой отслужу, никогда не предам... Это были первые слезы начинающего политика, выродившегося теперь в циничное нечто. Были и еще слезы и увещевания в верности: в обмен на поддержку Тулеевым в 1995 году её перед выборами в Госдуму, в 2003 году — опять же перед очередными выборами в Думу.
Люди, веря Тулееву, голосовали за нее. Но вот слезы высохли. Донесение написано. 25 декабря сего года — наступит «интересный» возраст, ведь наша Нина 1955 года рождения, но уходить-то Нине не хочется. Вот и поливает она своего бывшего протеже изо всех калибров. Причем есть большое сомнение, что делает она это по заданию партии. Скорее всего, по очень сильной просьбе кого-то из своих богатых «друзей».

Александр Бухаров.