Останинский обком: у последней черты

16.06.2010 | Отзывов (1)

С советских времен в сознании наших соотечественников сложился образ коммуниста, как человека  честного, порядочного, принципиального. Считалось, что коммунист — борец за народное счастье, который «раньше думал о Родине, а потом о себе», готовый пожертвовать ради Отчизны самой жизнью. Годы, десятилетия это представление формировали в нас фильмы, стихи, песни, оно стало чем-то само собой разумеющимся. Поэтому у многих до сих пор не укладывается в голове, что целый обком ведет себя, как шайка карманников, дешевых провокаторов.


Речь, как мы понимаем, о Кемеровском обкоме КПРФ, который возглавляет Останина.
Его члены запросто могут объегорить людей — это они уводили деньги с избирательной кампании в «черную кассу», обирали обманутых вкладчиков, попадались на многом другом.
Заигравшись в оппозицию, потеряв чувство реальности, останинцы стали подручными тех, кто люто ненавидит Россию — всяких оборон, солидарностей и прочих несогласных.
Ряд своих акций они провели под указку марионеточной виртуальной структуры «Союз жителей Кузбасса», не получив при этом поддержку настоящих (без кавычек) жителей Кузбасса.
Потерпев фиаско, останинский обком занялся поиском сферы применения своих очень небольших возможностей.
«Удачей» для Останиной и ее подельников стала «идея» начать в Кузбассе против законно избранной власти «партизанскую войну», о чем «информирует» официальный сайт обкома.
Очевидно, политических маргиналов вдохновила деятельность банды уголовников-убийц в Приморье, из которых пытались сделать «героев сопротивления».
В планах «кузбасских партизан» пока только листовки, да надписи на заборах, в лифтах и подъездах — то есть продолжение мелких пакостей — единственного хорошо освоенного ими дела.
Инструкция предупреждает будущих «борцов»: «Публично не делайте опасных заявлений — лучше задавать вопросы. Так вы сможете избежать обвинений в экстремизме, разжигании социальной и национальной розни».
Вот такие «детские шалости» с огнем.
Члены Кемеровского обкома КПРФ вконец запутались, погрязли во лжи.
Вот они призывают кузбасские власти не препятствовать им «соблюсти христианскую традицию» — это о политических акциях на 40-й день со дня гибели шахтеров — хотя в этом уже кощунство — нет таких «христианских традиций» — устраивать политические акции в день особого поминовения погибших.
Чего стоят «христианские традиции» в исполнении останинского обкома видно из публикаций неделей ранее: «похоже Кузбасс перешел от научных методов борьбы с авариями к заклинаниям и молитвам», «ощущение такое, что за окном не 21-ый, а максимум, 16-ый век. Так недолго и увидеть за авариями не вину реальных собственников, а дьявольский промысел и бесовские козни, а вдобавок ко всему сжечь на церковном костре очередного Джордано Бруно вместо Абрамовича. А еще можно собственникам угольных предприятий организовать продажу индульгенций с отпущением всех грехов».
Этим все сказано, добавить нечего.
Ни чести, ни совести, ни принципов.
Омерзительна слепая ненависть, та, что превращается в людоедство.
Рядом Киргизия, где удалось разжечь те самые «социальную и национальную рознь», о которых игриво сообщают «инструкторы» останинского обкома.
Там гибнут мирные, ни в чем не повинные люди: старики, женщины, дети.
На 40-й день со дня трагической гибели наших земляков самое время остановиться, задуматься, что должен сделать каждый из нас, чтобы это не случилось беды ни у нас в Кузбассе, ни в каком другом месте нашей страны.
Нужно гнать из нашей жизни «воспевателей» гражданских конфликтов, гражданской войны.
Нельзя не согласиться с Егором Холмогоровым: «А вот радостных от чужой крови «болельщиков» надо бить жестоко, зло и беспощадно. Причем чем больше разрыв между реальностью и виртуальностью — тем жестче бить. Тех, кто трындит в интернете — бить жестче, чем тех, кто вышел на площадь. Тех, кто свистит анонимно — жестче, чем тех, кто отвечает хотя бы своим именем».
Рано или поздно останинцы должны понять: они — жалкая кучка, никто им не позволит перешагнуть роковую черту.
Наш выбор — созидательный труд, социальный мир, согласие, наш выбор — жизнь.

Виталий Ветров, блогер.