КПРФ напоминает плохого танцора

30.11.2010 | Отзывов (0)

Коммунистам вечно что-то мешает, на этот раз — законодательство.

Коммунисты давно уже пытаются закрепить права своей «корпорации» в специальном законе об оппозиции. Якобы, если будет закон, гарантирующий права на оппозиционную политическую деятельность, тогда оппонирующие власти партии будут чувствовать себя защищенными, а там, того и глядишь, поднимутся с колен и зацветут буйным цветом. Однако так ли это?

В промежутках между выборами КПРФ снова и снова совершает попытки провести в парламенте специальный закон об оппозиции. Пока тщетно. К примеру, в 2006 году парламентарии отклонили проект закона об оппозиции, разработанный экс-спикером ВС СССР Анатолием Лукьяновым. Очередная попытка коммунистов получить дополнительные гарантии на оппозиционную деятельность провалилась на днях.

Однако на этот раз компартия пошла по пути наименьшего сопротивления. Группой депутатов, в которую в том числе входил и лидер коммунистов Геннадий Зюганов, в Госдуму были внесены поправки к уже существующему закону «О политических партиях». С поправками также предлагалось принять и закон об основных гарантиях оппозиционной деятельности в РФ.

По словам коммунистов, они должны были привести преамбулу закона «О политических партиях» в соответствие со статьей 13 Конституции РФ, согласно которой в РФ признаются идеологическое и политическое многообразие. Как отмечается в пояснительной записке, «законопроект раскрывает основное содержание права на оппозиционную деятельность», которое коммунисты определяют как право «на разработку, распространение и реализацию законными способами документов, предлагающих альтернативные основные направления внутренней и внешней политики государства, пути и средства решения политических, экономических и социальных вопросов».

Профильный комитет Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций не поддержал поправки, отметив, что в России уже сформирована законодательная база, необходимая для реализации политической активности граждан, в том числе через политические партии и иные общественные объединения.

Между тем, согласно уже существующему закону, общественное объединение или партия имеет право не только свободно распространять информацию о своей деятельности, но и учреждать средства массовой информации, осуществлять издательскую деятельность. Чем, между прочим, компартия с удовольствием и пользуется без ограничений, отмечает Pravda.ru.

«Таким образом, в РФ граждане как индивидуально, так и в составе политических партий и иных общественных объединений имеют все необходимые возможности для ведения политической дискуссии, в том числе через СМИ, а также при проведении в установленном законом порядке собраний, митингов, демонстраций, шествий или пикетирования», — говорится в заключении.

Главный редактор журнала «Политический класс» Виталий Третьяков считает очень странной саму идею акта об оппозиции. «Закон предполагает, что есть некая не оппозиция, постоянная политическая сила, а еще есть оппозиция, которая, видимо, переменная. Сегодня ты оппозиция, завтра — не оппозиция, то есть партия власти, потом опять все меняется», — говорит Третьяков.

Политолог Александр Шатилов, в свою очередь, считает, что у оппозиции уже есть все необходимые гарантии для политической деятельности. «У нас демократическое правовое государство: есть закон о политических партиях, есть закон о выборах и прочее. Весь комплекс нормативной документации для деятельности оппозиции имеется, все дело за оппозицией: чтобы она это реализовывала, а не пыталась лоббировать какие-то дополнительные необоснованные привилегии», — говорит эксперт Центра политической конъюнктуры.

Шатилов уверен, что оппозиционной деятельности не хватает креативности. «Зачастую оппозиция, требуя себе дополнительных прав, просто забывает об этом, и пытается требовать у власти закрепления каких-то особых прав и гарантий, а то и своей квоты в муниципальных и региональном собраниях, — отмечает политолог. — Инициатива КПРФ находится в рамках потребительского подхода к оппозиционной деятельности».

По словам Шатилова, компартия не желает совершенствоваться, проявлять инициативу, «не желает находить какие-то оригинальные ходы как оппозиционная сила. Но при этом требует себе дополнительных бонусов причем со стороны власти, против которой формально направлена ее деятельность».

На самом деле, может быть дело вовсе не в законе об оппозиции и даже не в правоприменительной практике? Может быть, в случае с КПРФ все банально просто — как в той ситуации с плохим танцором, которому вечно кое-что мешает?