«Кошелек» КПРФ лишился средств

15.04.2011 | Отзывов (0)

Компартия давно превратилась в финансовую корпорацию, считают эксперты


КПРФ – это не партия, отстаивающая идеи социализма и классового равенства, а финансовая корпорация с тысячами предпринимателей во главе с руководителем корпорации «Росагропромстрой», членом КПРФ Виктором Видьмановым в своих рядах, считают эксперты. Сами коммунисты с завидной регулярностью дают подтверждения этому тезису. Очередным в этом списке стала ситуация, произошедшая с Видьмановым, который является президентом корпорации «Росагропромстрой» и председатель правления «Агропромстройбанка». Его часто называют «кошельком» КПРФ.

Бухгалтер компании «увела» у Видьманова почти 650 тыс рублей, передает Интерфакс со ссылкой на источник в правоохранительных органах.

«В ходе проверки было установлено, что 23-летняя уроженка Рязанской области, работавшая в одной из компаний предпринимателя бухгалтером, сумела перечислить со счета организации на свою банковскую карту около 636 тысяч рублей, после чего скрылась», — сказал собеседник агентства.

Предприниматель обратился в органы внутренних дел неделю назад с заявлением о хищении этой суммы. На бухгалтера завели уголовное дело по статье 159 УК РФ (мошенничество в крупном размере), ведется ее розыск.

Эксперты ER-Portal.ru усмотрели в ситуации политический аспект, позволяющий утверждать, что КПРФ была и есть – партия номенклатурного капитала.

«Данная ситуация не уникальная для КПРФ, — заявил  ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин. — Она еще раз подчеркивает, что между коммунистами и предпринимателями сложились устойчивые связи и на региональном, и на федеральном уровне. Причем если Видьманов состоит в КПРФ с 90-х годов, то связи с другими предпринимателями коммунисты наладили уже в «нулевые» годы. Причем сами видные коммунисты, либо их ближайшие родственники также являются совсем не бедными предпринимателями, достаточно вспомнить историю с Останиной и ее сыном. Поэтому КПРФ является, по большому счету, партией номенклатурного капитала, а политическая деятельность для нее — это прикрытие и гарантия безопасности».

«Этот скандал лишний раз подтверждает факт, что КПРФ – это только некая «парадная витрина» для социальных низов, а на самом деле – коррупционная система с элитарными интересами во главе, — заявил  завкафедрой общей политологии Высшей школы экономики Леонида Полякова. – Причем в теме борьбы с коррупцией КПРФ изначально организовала для себя индульгенцию: коммунисты – это те, кто действительно стоят на стороне трудовых масс и противостоят коррупции. Но на самом деле это не так. Это интегрированная партия и, более того, понятно, что не будь у них своих собственных корпоративных интересов, возможностей, которые связаны в том числе с именем Видьманова, эта партия, конечно же, давно уже прекратила бы свое существование. Но только потому, что она на самом деле является тривиальным бизнес-проектом, она продолжает поддерживать себя и свое реноме защитника трудящихся».

По мнению Полякова, связь коммунистов с бизнесом – исторически сложившийся противоестественный союз.

«Это изначально проитвоестественный союз, — заявил эксперт. – С самого начала зарождения большевизма в России сложился парадокс: многие русские капиталисты финансировали ту самую революционную партию, которая своей программой объявляла уничтожение капиталиста как класса. Так что и современные ситуации, как ни странно, этот парадокс иллюстрируют. Коммунисты стремятся найти опору в российском бизнесе, который, конечно, совершенно не ориентирован ни на коммунистические идеалы, ни на коммунистические программы, а просто очень прагматичны».

По мнению Салина, в то же время, коммунисты – все-таки мелковатая сошка для крупного бизнеса. Олигархам КПРФ не интересна, так как слишком мало у нее лоббистских возможностей. «КПРФ не прочь наладить тесные связи с олигархами, но российскому капиталу они просто не интересны, — считает эксперт. – Они ведут политическую деятельность ради максимизации прибыли, однако на федеральном уровне слабы: маленький «пакет акций» в Госдуме не дает им проявить себя в полной степени. В регионах их лоббистские возможности чуть больше, так как коммунисты сидят и в исполнительной власти».

Как считает Поляков, «красный спрут» на самом деле протянул щупальца едва ли не во все сферы жизни.

«Они же используют рычаги сохранившихся с советских времен административных связей, — считает он. — Наивно полагать, что влияние тех коммунистов вдруг радикально куда-то испарилось. Долголетние клановые связи людей, которые работали вместе в райкомах, обкомах, в администрациях, советских профсоюзных органах по-прежнему живы. Старая инфраструктура прежней коммунистической номенклатуры, даже если ее на поверхности и не видно, выполняет свою роль. Эта старая инфраструктура прежних партийных административно-хозяйственных связей помогает коммунистам на региональном и местном уровнях. А прямые рычаги для помощи своим бизнесменам у коммунистов отсутствуют».

Как считают эксперты, подобная организация партийной системы может обернуться как минимум потерей электората. А как максимум — партия исчезнет с лица земли.

«Бизнесмену, по большому счету, плевать на идеологию, он будет сотрудничать с тем, кто учтет его интересы, — сказал Салин. — Поэтому бизнесмены, которые состоят в КПРФ – это, естественно, не коммунисты, это просто бизнесмены, абсолютно чуждые какой-либо идеологии. И люди это видят».

«Те люди, которые по инерции голосуют за КПРФ, воспринимают всю эту информацию, и задним умом понимают, что КПРФ это вовсе не идеал защиты человека труда, простых людей, — считает Поляков. — Снижение популярности КПРФ и представительства в политической системе, конечно, длительный процесс. Но такие случаи все-таки свое дело делают — в том смысле, что капля камень точит».