Революция в московском отделении КПРФ

18.04.2011 | Отзывов (1)

17 апреля 2011 года ознаменовалось беспрецедентным событием в истории российской компартии.

Впервые за всё время её существования активисты партии открыто и массово выступили против высшего руководства организации, точнее, против деятельности, которую оно осуществляло последнее время. Организационно  мероприятие приняло форму 43й чрезвычайной конференции МГО КПРФ. Она прошла по инициативе более 2000 членов московского отделения партии (более трети от численности МГО), которые заявили о непризнании городской отчётно-выборной конференции, проведённой с грубыми нарушениями Устава КПРФ ранее в декабре 2010 года.

Как известно, Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов был лично приглашён на конференцию в качестве гостя. Однако явиться он не соизволил, прислав в качестве соглядатая своего приближённого, члена ЦК КПРФ А.Е. Клычкова. Тот, выступая с трибуны,  завёл старую пластинку о «возможно, допущенных ошибках»,  о том, что «не ошибается тот, кто ничего не делает», и что Центральный Комитет готов вести диалог с коммунистами. Однако речи Колычкова не произвели никакого впечатления на коммунистов, которые за последнее время уже неоднократно слышали такую пустопорожнюю болтовню от представителей ЦК. Не найдя понимания у зала, Клычков предпочёл ретироваться.

Прошедшая конференция – событие, несомненно, прогрессивное. Для того чтобы осмелиться в столь резкой форме выразить своё несогласие с Президиумом ЦК, защищая свои уставные права, необходимо иметь немало отваги и самоотверженности. Этот резкий ход московских коммунистов, несомненно, заставит Зюганова и Ко, как минимум, задуматься о своих действиях. Однозначным плюсом данной конференции стала проверка сил московской партийной организации. Как показала практика, этих сил у столичных коммунистов, хотя и немного, но есть,  и они готовы слаженно выступить в тяжёлый для партии час.

В Москве был сформирован новый Городской Комитет, в который конференция избрала 72 человека, а также Контрольно-ревизионная комиссия. Полтора десятка коммунистов вошли в число кандидатов в члены МГК КПРФ.

Выбрали столичные коммунисты и Первого секретаря организации. Им стал опытный партийный работник, бывший Второй Секретарь МГК КПРФ В.И.Лакеев. Вторым секретарём был избран член ЦК КПРФ А.И. Поротиков (ему также доверили вести работу с рабочим движением Москвы). Секретарём по идеологии стал С.И. Серёгин, ответственным за работу с молодёжью – комсомолец Д.В. Зоммер, с ветеранскими организациями и компартиями СНГ будет  сотрудничать генерал авиации Е.И. Копышев. Помимо вышеуказанных секретарей МГК в состав Бюро Горкома вошли Е.К. Лигачёв, Е.А, Сидоров, Л.Н. Фролов, В.Ф. Монахов, Д.Д. Логинова, А.С. Чупанов, В.И. Николаев, С.Я. Иванников, Е.Н. Гончаров, В.И. Гусев, А.К. Кузнецов, В.Д. Минкевич, А .Б. Горошков, С.А. Митропольский. Контрольно-ревизионную комиссию было поручено возглавить С.В. Никитину совместно с заместителем В.Б. Пановым. Все эти фамилии хорошо знакомы московским коммунистам. Многие из перечисленных членов КПРФ входили в состав Совета Секретарей первичных партийных отделений партии, занимались сбором подписей в поддержку проведения конференции.

Делегаты конференции приняли Заявление и Постановление по текущему политическому моменту (с текстами этих документов вы можете ознакомиться на страницах сайта comsol.info)

Что характерно, одним из первых решений избранного горкома КПРФ стала постановка задачи о налаживании и укреплении связей с коммунистами тех региональных отделений КПРФ, которые также пострадали от зюгановской инквизиции.

Казалось бы, московское отделение КПРФ ждёт новая жизнь, окрылись широкие горизонты для работы и возможности для роста.

Однако, по мнению ряда участников конференции, картина вырисовывается не очень радужная. Таких скептиков было, конечно, не большинство, но их доводы и аргументы заставляют нас глубоко задуматься: а не совершили ли столичные коммунисты грубую политическую ошибку, которая заложила мины замедленного (и не очень) действия под фундамент нового МГК КПРФ?

Предостеречь делегатов от совершения, возможно,  ошибочных действий с трибуны пытался В.Д. Улас, экс-председатель МГК КПРФ, депутат ГД, член ЦК КПРФ. Его поддержали вышедшие следом на трибуну член ЦК КПРФ, депутат ГД, академик Б.С. Кашин и член ЦК, обозреватель газеты «Советская Россия» А.К. Фролов. Выступая перед аудиторией, Владимир Дмитриевич призывал делегатов сделать аккуратный и тонкий ход: на некоторое время  воздержаться от проведения выборов нового Городского Комитета и перенести их на вторую часть конференции, которую, по его словам, необходимо было бы провести через 2-3 недели.

Выступавшие с этих позиций  следующим образом аргументировали свою точку зрения. Особенностью тактики борьбы московских коммунистов в последние 3-4 года было строгое следование Уставу КПРФ. На каждое преступное действие со стороны Президиума ЦК и ЦКРК руководство МГО КПРФ отвечало мерами, оговоренными в главном нормативном документе партии. Этим  коммунисты столицы заставляли погромщиков из зюгановского окружения с каждым новым антиуставным шагом, с каждым новым постановлением и решением  сильно дискредитировать себя, а, значит, и терять доверие коммунистов, раскрывая свою преступную сущность.

Необходимо до конца следовать избранному пути. Для того чтобы иметь правовую основу проведения выборов нового состава МГК, необходимо передать собранные у коммунистов подписи в вышестоящий орган партии. В данном случае – в ЦК КПРФ. Всем понятно, что Зюганов и его окружение, скорее всего, не пошли бы на проведение повторной конференции в МГО и проигнорировали бы собранные подписи. Но тогда коммунисты смогли бы со всей ответственностью сказать: мы прошли все ступени партийного закона и теперь имеем полное право провести Конференцию самостоятельно, если высшее руководство партии не желает следовать Уставу и учитывать наше мнение.

Однако этого сделано не было, и о факте проведения конференции было объявлено до передачи подписных листов в ЦК (не факт, что они вообще будут туда переданы). Фактически, этот поступок развяжет руки погромщикам московского отделения в ЦК. Теперь у них будут вполне законные уставные основания для проведения репрессий в отношении участников конференции, а также для обращения к региональным отделениям КПРФ через газету «Правда» с таким приблизительно сообщением: группа раскольников с грубым нарушением уставных норм провела незаконное  избрание параллельных структур в МГО КПРФ и, фактически, создала фракцию, что, опять же, прямо запрещено уставом КПРФ. Такая постановка вопроса сместит акценты, умышленно уведёт читателя от объективного анализа сложившейся ситуации к субъективному и, вероятно, склонит его на сторону ЦК в этом вопросе.

Ещё одним моментом, дающим Зюганову право признать конференцию нелегитимной, стало недостаточное количество делегатов конференции: в зале присутствовали немногим более 140 делегатов при минимуме в 161 (более половины от числа делегатов, определённых соответствующим постановлением ЦК КПРФ для Москвы. Всего 320)

На сегодняшний день необходимо опубликовать все собранные в поддержку проведения Конференции подписи, как это было сделано после 10го съезда КПРФ. Тогда, в 2004 году публикация подписей коммунистов стала залогом поддержки итогов съезда.

Очень показательным является тот факт, что вышеуказанную позицию подержали коммунисты из партийной организации МГУ, всегда стоявшие в авангарде МГО КПРФ. Как сообщила выступавшая перед делегатами представитель организации, коммунисты Университета положительно оценили инициативу проведения конференции, но отказались принимать участие в выборах Городского Комитета, посчитав это решение недальновидным.

По материалам издания «Коммунисты столицы»

  • Nng47

    Отщепенцев надо гнать из КПРФ в три шеи.