Облом блогера Сорокина

09.06.2011 | Отзывов (0)

В просторечье клевета – неправда. Причём активная неправда, энергично распространяемая.

Обычному человеку она способна испортить жизнь. Политику может стоит карьеры. Вряд ли неправда, распространённая кемеровчанином Александром Сорокиным по адресу кузбасского губернатора Амана Тулеева, как-то повлияет на его карьеру. Слово «его» тут касается обоих. Тулееву, впрочем, не привыкать. А Сорокин, наоборот, ищет признания и пытается острыми текстами добиться какого-то положения в журналистском цехе, но и тут его подстерёгло то, что на непринуждённом языке улицы называется «облом».

Против Сорокина возбуждено уголовное преследование. Причина вот эти слова, опубликованные в статье «Латиномериканщина по-российски» на сайте «Эха Москвы» (а перед тем в собственном блоге):

«Представляю, какой начался бы цирк, если бы кому-то пришло в голову разобраться, скажем, с рейдерским перераспределением крупной собственности на территории Кемеровской области и ролью в этих операциях лично Тулеева. Со степенью его административного участия в конкурентной борьбе на стороне «своих» людей. Поднять множество эпизодов, где просматривается наглый попил федеральных денег. Проанализировать системную деятельность по нанесению урона областному бюджету. К примеру, накрученные долги по программе «FATA», игры (при помощи послушного облсовета депутатов) с земельными ставками в пользу «любимчиков», необоснованные социальные благодеяния, преференции расплодившимся чиновникам, раздача немотивированных крупных льгот и немыслимого количества драгоценных орденов, много чего ещё. Где-то он прямо замешан, где-то косвенно причастен. Полная картина сейчас не видна, но следователи вполне могли бы разобраться. Было бы желание».

Из текста следует делать вывод, что Тулеев — плохой. И Сорокин это доподлинно знает.

Но в том-то и дело, что он нихрена не знает. И врёт. То есть этот текст целиком и полностью подпадает под формулу, которую всяк может найти в популярной Википедии: «Клевета – порочащая информация или распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию».

В качестве примера Сорокин обращается к проекту «ФАТА».

В способе его осуществления он видит «системную деятельность по нанесению урона областному бюджету».

Я несколько раз писал на эту тему в 1990-е годы. Знаю, в чём дело.

Это был проект оснащения кузбасского агрокомплекса импортными технологиями и перерабатывающими мощностями. Появился он во времена «перестройки». А как пришла «победа демократии», начал осуществляться.

В «перестройку» наши крестьяне успешно выращивали зерно, овощи, включая картошку,, скотину и птицу. И никак не успевали делать из неё консервы, чипсы, колбасу и копчёности. Зато на свалках жирело вороньё.

Областным советом где-то около 1990-го года решили обзавестись перерабатывающим оборудованием. Нашли в Италии посредника, фирму «ФАТА», заключили контракт на рассрочку оплаты и скоро оборудование стало приходить.

В 1991 году начались известные катаклизмы. Поддержка сельского хозяйства прекратилась. Скоро объёмы продукции упали втрое. Сужу по зернопроизводству: «ДО ТОГО» область собирала до 1 млн. 800 тысяч тонн зерна в бункерном весе, «ПОСЛЕ ТОГО», в 1995-м,  собрала менее 600 тысяч тонн.

Колхозы-совхозы обанкротили, скот порезали (надо было по долгам платить), вместо развитого агрокомплекса возникла пустыня, заросшая бурьяном.

За «ФАТУ» надо было платить. И платить твёрдой валютой. А тут инфляция. Областная власть предприняла решительный шаг: взяла себе десятипроцентную квоту экспортной продукции (черные металлы, алюминий, минеральные удобрения), назначила частные фирмы-посредники для продажи нашего добра за границей, чтобы те, взяв процент за посредничество, перечисляли выручку на накопительный счёт в банк МЕДИО ЧЕНТРАЛЕ в итальянском городе Милане.

Чёрта лысого они перечисляли. Продав добра на сумму, которой можно было покрыть полторы «ФАТЫ» (первоначальный «вес» контракта – 202 млн. долларов), они отправили на накопительный счёт что-то порядка 38 млн. долларов.

Можно предположить, что делились с теми, кто их назначил на посредническую деятельность.

К 1997 году в результате таких выплат долг области вырос больше, чем первоначальная стоимость проекта, – если  правильно помню, до 260 миллионов долларов.

Здесь замечу главное. В период с августа 1991 года по август 1997 года Кузбассом управляет Михаил Кислюк. Он распорядитель кредитов, за ним первая подпись, на нём ответственность.

Тулеев в это время возглавляет Законодательное собрание области. Парламент, главная функция которого – контрольная. Проверки, проводимые нашими депутатами, проверки приглашённой из Москвы Счётной палаты показывают: воруют. Воруют не только по контракту «ФАТА», воруют везде и во всём. Бюджетные деньги исчезают, как вода в песке.

Когда областные парламентарии попытались поставить в повестку дня отчёт администрации Кислюка о расходовании бюджетных средств, парламент фактически разогнали. Новый уже был без Тулеева и ему не пришло в голову возобновить конфронтации.

За то областная прокуратура просто-таки чумеет от происходящего и инициирует одно за другим уголовные дела. Надо отдать должное законникам: они действуют смело и решительно. Под следствием и судом побывали практически все вице-губернаторы и сам Кислюк. Но редкие дела закончились судебным приговором.

А некоторые не смогли закончиться – вице-губернатора Юрия Истомина просто-напросто убивают. Носители информации становятся не нужны, нет человека – нет проблемы.

Но Кислюк представляет происходящее исключительно как политическую борьбу. Тулеева в 1995-м выдвигают в федеральные министры. Ситуация однако усугубляется. И спустя два года его возвращают, а «задвигают» (как вскоре выясняется – насовсем) Кислюка.

Отдельная тема – вытаскивание Кузбасса из ямы, куда загнали его жулики и дилетанты. Я не славослов. Только скажу – Тулееву удалось поднять безнадёжный депрессивный  регион, прославившийся в 1990-е не только забастовками шахтёров, но и «материнскими походами», подземными голодовками горняков и, наконец, «рельсовыми войнами» — новоизобретением бунтующих пролетариев. Сначала на рельсы Транссиба выходили предприятиями (Юргинский машиностроительный завод), а потом и целыми городами (Анжеро-Судженск).

Всё это время Сорокин спокойно дремал в пресс-службе коммерческого «Кузбассоцбанка». Разоблачителями и «разгребателями грязи» были другие журналисты.

И вот Сорокин возник. И обосрал губера за вину, в которой у того железное алиби. Расчёт, что никто ничего не помнит. А его похвалят за смелость в либеральном «Эхе».

Бойкому Сорокину предъявлено обвинение. Скоро суд. За клевету, даже злостную, нынче много не дают. Но напуган парень изрядно. Вот он вышел с «открытым письмом» к губернатору. Там собран весь «компромат», накопанный или придуманный. В том числе и такой, какой к «делу Тулеева» никак не подошьёшь.

Чтобы сделать журналистское имя, надо выбрать большую цель. Или хотя бы мишень. Сорокин выбрал такую мишень. Только выстрела не получилось. Впрочем, почитайте его «открытое письмо»: http://commentator40.livejournal.com/281532.html. На мой взгляд, редкостный пример журналистской беспомощности.

Показательно и то, что кемеровский обком КПРФ перепечатал открытое письмо Сорокина на своем сайте. В общем, понятно, откуда уши растут.

По материалам «НОВОЛИТИКИ»