Пролетая над Госдумой

17.06.2011 | Отзывов (0)

Депутат Госдумы последних четырех созывов Нина Останина имеет все шансы «пролететь» мимо осенних выборов в законодательный орган. Ей уже ждет Ашот Егиазарян.

По признанию коллег по думской фракции КПРФ, Останину, видимо, ждет судьба ЛДПРэровца Ашота Егиазаряна, который сейчас скрывается от российского правосудия где-то в Англии. Известно, что Ашот Егиазарян  подозревается отмывании сотен миллионов, а в «зачете» Нины Останиной – пока всего лишь десятки миллионов, зато коммунистка обворовала не олигархов, как её «друг» Ашот, а – собственный народ. Это, что называется, гораздо «стремнее». Останину подозревают в хищении средств у кузбасских шахтеров, то есть, тех, чьими голосами она собирается разжиться на грядущих думских выборах.

Даже по нашим сравнительно либеральным законам стать депутатом не может фигурант уголовного дела.

Однако, как сообщил агентству ИТАР-ТАСС источник в правоохранительных органах, в Кемеровской области еще в прошлом году было возбуждено уголовное дело по факту использования 10 млн рублей собственниками угольного разреза «Черемшанский» на цели, не связанные с уставной деятельностью предприятия.

«Последние несколько лет этот разрез пережил и рейдерский захват, и длительные корпоративные споры, и судебные разбирательства между собственниками, и многократный переход прав доли в уставном капитале предприятия. Со всеми этими вещами мы на данный момент детально разбираемся», — отметил собеседник агентства. «Одна из версий следствия, что вышеуказанные 10 млн рублей, принадлежащие разрезу, были направлены одним из бывших собственников на политические цели», — добавил источник.

Доподлинно известно, что более 10 млн рублей «увели» с разреза в неизвестном направлении, когда его собственником был сын Нины Останиной – Даниил. Он один из главных подозреваемых в этом деле. Однако сейчас Даниил Останин проходит по еще более тяжелому случаю. Он сознался в убийстве своего делового партнера Михаила Мильштейна. Останин хладнокровно нанес погибшему 24 ножевые ранения. Здесь, как говорится, пока не до разреза…

Совсем недавно коммунистка Останина приезжала в кемеровское ГУВД давать показания по делу о хищениях средств разреза «Черемшанский». Её сопровождал высокооплачиваемый московский адвокат. Что там в итоге произошло на допросе, источники в полиции не разглашают, однако сразу после допроса Останина двинулась в Новокузнецкий район Кузбасса, в гости к нынешним собственникам разреза «Черемшанский». Как утверждают представители разреза, скандальная коммунистка предлагала собственникам договориться, чтобы те отозвали заявление из ГУВД.

— Какие суммы там звучали неизвестно. Честно говоря, на предприятии Останину помнят, — рассказал нам замдиректора предприятия. Ведь из-за неё и её сына шахтеры были без зарплаты несколько месяцев, пока в дело не вмешались областные власти. Люди обозлены на Останину, да и на коммунистов в целом. Как так? Своровали десятки миллионов, а теперь хотят выйти сухими из воды. По моим данным, она и на следствие пытается оказать влияние. Давит на следователя – типа, если дело не закроешь, тебе из Москвы позвонят твои начальники, и карьера твоя пойдет прахом.

В вышеназванном уголовном деле фигурируют бывшие и действующие депутаты Государственной Думы — Анатолий Чекис и Нина Останина — а также их дети и родственники (Даниил Останин, Игорь Чекис, Владимир Агарков, Александр Поляков – бывшие собственники разреза).

По информации следствия, влияние этих лиц на судьбу разреза «Черемшанский» огромно.

Так, бывший директор разреза Александр Поляков ранее сообщил в прокуратуре Белово, что Нина Останина и Анатолий Чекис оказывали влияние на принимаемые руководством разреза решения.

А Нина Останина в свою очередь сообщила следствию, что денежные средства предприятия  передавались на нужды КПРФ и личные потребности её членов (гостиницы, поездки, отдых). Деньги переводились на эти цели лично по указанию Геннадия Зюганова.

Вокруг «Черемшанского» до сих пор много вопросов. Как крепкое предприятие в одночасье стало банкротом?

По данным правоохранительных органов, ранее предприятие было объявлено банкротом путём фальсификации протокола собрания учредителей. Причем среди владельцев его собственности в свое время неожиданно оказались сыновья Чекиса и Останиной. На эту тему появилась масса разоблачающих публикаций. СМИ прямо сообщали о рейдерском захвате предприятия членами КПРФ. Например, одна из публикаций «Первый секретарь в разрезе» в «Российской газете» от 22 июня 2006 года прямо называет цифры: «Согласно протоколу собрания учредителей Черемшанского угольного разреза от 3 сентября 2004 года доли между участниками разреза были перераспределены следующим образом: Владимир Николаевич Агарков — 26 процентов, Александр Николаевич Поляков -26 процентов, Игорь Анатольевич Чекис — 24 процента, Даниил Игоревич Останин — 24 процента».

Эпопею с разрезом «Черемшанский» и сегодня можно изучать как печальный детектив. Там было всё: череда арбитражных судов, стрельба, попытки доказать свою непричастность к этой криминальной истории и многое другое. Останина оценила публикацию как покушение на её честь и достоинство и заявила через прокопьевскую газету «Шахтёрская правда» от 6 июля 2006 года о непричастности членов её семьи к происходящему на разрезе и том, что с её стороны готовится иск в суд на «Российскую газету». Прошли годы, но иск так и не появился. Зато Останина проиграла судебное дело, возбуждённое адвокатской конторой, которую она объявила виновной в захвате собственности на «Черемшанском». Останина упрямо твердит, что её сын порога этого разреза не переступал, что все публикации заказные, единственная их цель опорочить её светлое имя. При этом не утруждает себя объяснениями того, как появилась фамилия её сына в реестре акционеров предприятия, как генеральным директором ОАО «Разрез Черемшанский» стал Останин Григорий Поликарпович — и это в тот период, когда акционером был Останин Даниил!

В общем, коммунистку Останину нынешней осенью, видимо, ждут большие проблемы с попаданием в высший законодательный орган страны. Избирком имеет очевидные основания не пропустить преступницу, если та, конечно, не договориться «с кем надо».

Оригинал материала: НОВОЛИТИКА