Коммунисты спекулируют на православии

14.09.2011 | Отзывов (0)

Современные коммунисты из КПРФ, в отличие от своих предшественников из КПСС, вынуждены считаться с современной конъюнктурой. Поэтому перед каждыми выборами зюгановцы вспоминают о православных ценностях русского народа и преподносят свою партию, как  главных защитников православного христианства. Какие только заявления не делают партийные лидеры КПРФ.

Так неделю назад, в прямом эфире телеканала «Россия 24» бессменный вождь компартии Геннадий Зюганов сравнил коммунистический манифест с Нагорной проповедью и заявил, что Иисус Христос ни много ни мало был «первым коммунистом». А депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкинпостоянно выступает на митингах радикальных хоругвеносцев против введения электронных документов, считая их прообразом «печати антихриста».

Кроме того, зюгановцы пошли ещё дальше и решили исторически оправдать «неразрывную связь» коммунизма с православной религией. Таким образом, на официальном сайте КПРФ появилась статья под названием «Коммунисты и русское православие». В данной статье автор пытался выставить коммунистическую идеологию дружественной православным верующим, оправдывая, как получается, все зверства советского режима совершенные в отношение тысяч священнослужителей.

Стоит отметить, что Советский Союз стал первым государством, имеющим в качестве идеологической цели ликвидацию религии, как общественного института. По мере осуществления этой цели, коммунистический режим конфисковал церковную собственность, осмеивал религию, подвергал верующих нападкам и повсеместно пропагандировал атеизм. Православных священников пытали, расстреливали, ссылали в  лагеря и закрывали в психбольницы. Тысячи церквей и монастырей были варварски разрушены. Уничтожались не только люди и церковные здания, уничтожалась вся народная память о православии.

И вот как преподносятся вышеизложенные факты в статье на сайте КПРФ:

«Ленин говорил о необходимости карательных мер не за приверженность православной вере, не за религиозные убеждения, а за преступления перед Советским государством. Он отлично знал, что собой представляет реакционное духовенство и какую опасность несет для трудового народа. Оно отражало и защищало интересы помещиков и буржуазии и боролось за возвращение их власти, нередко с оружием в руках, в рядах белогвардейцев. Многочисленные кадры военного духовенства служили в Белой армии: у Колчака их было несколько тысяч, у Деникина — более тысячи, у Врангеля — более пятисот. Монастыри служили опорной базой белых, в них хранились запасы оружия, боеприпасов и находили убежище контрреволюционеры. Не о каждом монастыре речь, но немало их являлось тайными опорными пунктами антисоветской деятельности».

Но получается, что автор данной статьи оправдывает насилие не над отдельными «провинившимися» личностями, а  над всей структурой РПЦ. Иначе, зачем было разрушать монастыри после того, как гражданская война была окончена? Почему нельзя было строить новые церкви? Вместе с тем, даже лояльным православным запрещалось занимать важные должности, не говоря уже о членстве в коммунистической партии вплоть до её краха. А в первые пять лет после большевистской революции было казнено ни много ни мало 28 епископов и 1200 священников.

Далее автор статьи оправдывает этот самый террор историческими и психологическими предпосылками:

«Главной причиной разрушений явился многовековой социальный гнев эксплуатируемых, униженных и оскорбленных. Гнев этот обрушился и на Церковь, потому как она накрепко была связана с ненавистным народу царским режимом — режимом буржуазно-помещичьей власти. Русская православная церковь расплачивалась за верную службу прогнившему самодержавию».

То есть, автор хочет сказать, что «угнетённые пролетарии» покуражились, выместили свою накопленную злобу и успокоились. При этом, почему-то сваливая все репрессии на плечи простого народа, а не государственных структур. Но политика террора против церкви со временем не прекратилась, а наоборот усилилась. В период между 1927 и 1940 гг. число православных церквей в России упало с 29584 до менее чем 500. Между 1917 и 1935 гг. было арестовано 130000 православных священников. Из них 95000 были казнены.

Но автор статьи при этом заверяет, что на стороне Красных в гражданской войне воевал трудящийся православный мир:

«В Гражданскую войну трудящийся православный мир сделал свой выбор — пошел воевать за Советскую власть. Были и священнослужители, оставшиеся с народом, те, что во все времена делили с ним все тяготы и лишения».

Я, конечно, не исключаю, что в рядах Красной армии служили и некоторые священнослужители. Только сильно ли они обрадовались после войны? Думаю, немногие из них остались в живых.

В завершение своего текста автор статьи на фоне массовых репрессий, убийств и разрушений, всё- таки, признаёт одну из существенных ошибок КПСС в отношение православных:

«К сожалению, практика неприема верующих в ряды коммунистов просуществовала до последних дней КПСС. Возрожденная в 1993 году партия коммунистов России — КПРФ восстановила свободу совести для каждого ее члена».

Все попытки современных коммунистов выставить себя борцами за православные ценности, а уж тем более — исторически оправдать мирное сосуществование православия и карательной машины КПСС, выглядят очень противоречиво. Ведь классический ленинизм отвергает сосуществование Бога. Зюгановцы, конечно, могут принимать в свои ряды верующих, но не могут идеологически выступать от имени православных, так как это противоречит их коммунистической идеологии. Более того, в самой КПРФ существуют на этот счёт двойные стандарты.

Так, 31 мая депутат от КПРФ Борис Кашин предложил от лица Компартии заменить слово «Богом» на слово «нами» в строчке государственного гимна страны «хранимая Богом родная земля». По мнению коммунистов, упоминание «Бога» в государственном гимне несёт в себе попрание прав атеистов.

Вот так и получается, что одним, крестясь, зюгановцы говорят о русских православных ценностях, другим же, спустив штаны, втирают привычную для коммунистов атеистическую доктрину о том, что «Бога нет».

Molgvardia.ru