За сильный Кузбасс: Зачем приезжал Путин

28.02.2012 | Отзывов (0)

«Новости Кузбасса» завершают цикл публикаций «За сильный Кузбасс!», автор которых — Юрий Николаевич Малышев, Академик РАН, директор Государственного геологического музея им. В.Вернадского, президент Академии горных наук, президент НП «Горнопромышленники России»

Аварии на шахтах. Кто и в чем виноват

А аварии на шахтах? Разве не губернатор и владельцы шахт должны нести ответственность за это? — спросит меня почтенный читатель. Отвечаю. Аварии были, есть и будут во всем мире, а не только в России. В этом и заключается ежедневный риск, как шахтеров, так и руководителей, и владельцев шахт. И против природы не попрешь, как говорится.

Но для более любопытных и скептически настроенных читателей хочу привести некоторую статистику из книги Гражданкина А.И. «Современные опасности крупных промышленных аварий (от углепрома в постиндустрию)» (см. сайт —www.riskprom.ru): " За все Новое и Новейшее индустриальное время (нач. XVIII — нач. XXI вв.) в мировом углепроме произошли 46 крупнейших аварии (те, в которых погибло более 200 человек). Самые крупные — в оккупированной Японией Манчжурии (шахта «Honkeiko», 1942 г. -1549 погибших), во Франции (шахта «Courri?res», 1906 г. — 1090 погибших), в Японии (шахта «Mitsubishi Hojo», 1914 г., 687 погибших) и в Китае (шахта «Laobaidong», 1960 г., 682 погибших). Самая смертельная авария в отечественном углепроме произошла 18.06.1908 г. в Малороссии Российской Империи. Тогда в аварии на шахте № 4–4 бис Макарьевского (Рыковского) рудника в Юзовке погиб 271 рабочий. В Новое и Новейшее индустриальное время в 23 угледобывающих странах мира произошло не менее 170 значительных угольных катастроф (с гибелью в каждой 90 и более человек). На территории в границах бывшего СССР широко известно о семи таких авариях. Чтобы оценить опасность отечественных угольных катастроф необходимо задать меру — сравнить с мировыми тенденциями и уровнями угроз, сопоставить динамику частоты и тяжести отечественных аварий с темпами индустриализации и деиндустриализации (реструктуризации) в историческом масштабе, оценить направление и изменение вектора прошлых трагедий и грядущих угроз». Вот только после этого делаются выводы о том, кого и в чем можно обвинять.

Зачем премьер Путин приезжал в Кемерово?

Этот вопрос задает вся оппозиционная пресса.

До правды не всегда легко докопаться. А правда об эффективности визита премьера Путина 24-го января 2012 года в Кемерово заключается в содержании совещания, которое он провел с заместителем председателя правительства Сечиным И.И. в этом городе с шахтерскими генералами и руководителями области. Содержание этого совещания имеет историческое значение, скажу я всем тем, кто ищет другие смыслы этого визита. Угольщики ждали от государства более 10-ти лет новой программы развития этой отрасли и следующего этапа реструктуризации. И дождались.

На совещании утвердили программу развития российской угольной отрасли до 2030 года. Её уже назвали беспрецедентной. Государство собирается вложить более трех с половиной триллионов рублей (общий объём финансирования — 3,7 трлн рублей, из которых 251,8 млрд рублей — бюджетные средства) . Эти деньги должны пойти на обновление оборудования, разведку новых месторождений. Спрос на уголь растет: например, в Кузбасе показатели прошлого года на четверть выше рекордных цифр советского периода. Премьер также заявил, что в 2012 году на продолжение программы реструктуризации угольной промышленности правительство РФ выделит более 5 миллиардов рублей. Но помочь должен и бизнес. «…Очевидно, отрасль не только стала уверенно набирать обороты, но и выдержала испытания мировым финансовым и экономическим кризисом. Здесь свою роль сыграла и поддержка государства, и, я с удовлетворением это хочу отметить, ответственная позиция бизнеса», — сказал В. Путин. В своем выступлении Путин В.В. постоянно подчеркивал, что государство помогало, и будет помогать угольщикам, но полнота ответственности за техническое развитие отрасли, за социальное благополучие шахтеров лежит в поле деятельности бизнеса. Не уводить деньги за рубеж, а вкладывать в развитие промышленности региона, в материальное благополучие граждан — вот основной лейтмотив его выступления в Кемерово.

Поэтому как бы ни критиковали Путина за его действия и бездействия в некоторых вопросах, вывод напрашивается один. Его отношение к угольной промышленности, к шахтерам и их семьям, его помощь этой отрасли как руководителя правительства РФ стратегически верное и своевременное. Но все же я хотел бы обратить внимание Владимира Путина и его коллег на то, что осуществляя новый этап развития угольной промышленности все же необходимо обратиться к уже проверенной временем теории и практики первого периода реструктуризации этой отрасли. А для успехов в любой сфере самое важное — привлечение высококвалифицированных кадров. Опыт таких специалистов как Яновский А.Б. — заместитель Министра энергетики РФ, доктор экономических наук, кандидат технических наук; Краснянский Г.Л. — Председатель Российского организационного комитета Всемирного горного конгресса, Президент Некоммерческого партнерства содействия развитию горнодобывающих отраслей промышленности, Председатель Совета директоров ЗАО «Шахта Беловская», разрез «Караканский-Западный», доктор экономических наук; Козовой Г., Рашевский В.В. — генеральный директор СУЭК, член совета Фонда развития «Сколково», кандидат экономических наук; Андрей Борщевич — генеральный директор компании «Южкузбассуголь», угольной промышленности отдал более 25-ти лет своей жизни, Логинов А.К. — генеральный директор ОА «Междуре-ченск», доктор технических наук — бесценен для страны в целом, а для угольной промышленности в частности. Они высоко профессиональны, прошли за короткое время «огонь, воду и медные трубы», надежны и успешны. Такие не подведут!

Впоследствии, при таком политическом подходе и использовании прежнего опты руководителей государства к этой и другим отраслям промышленности, мы сможем вскоре гордиться не только успехами Кемеровской области, но и будем говорить с гордостью: «Россия — это наше всё!».