Тайна красного портфеля

23.05.2012 | Отзывов (0)

В распоряжении собкора НОВОЛИТИКИ оказалось постановление Президиума ЦК КПРФ «О ситуации в Кемеровском областном отделении КПРФ», подписанное лично Геннадием Зюгановым.


В документе подводятся итоги работы комиссии, изучавшей положение дел обкома. Коммунистические ревизоры пришли к выводу, что все там не просто плохо, а воистину ужасно. По иронии судьбы документ был найден в красном кожаном портфеле, оставленном в Сандуновских банях.

Исходя из цвета и содержимого, собкор сделал вывод, что портфель принадлежит Нине Останиной, много лет возглавлявшей кемеровский обком и начавшей в нем все те процессы, которые в конечном итоге довели отделение до раскола и полнейшего упадка. За эту непосильную работу Нину Александровну повысили, теперь она руководит аппаратом фракции КПРФ в Госдуме.

По слухам, Останина решила променять Кемеровскую область на Ставропольский край в тот момент, когда в ЦК обратили внимание на поток жалоб от кузбасских коммунистов. Первую волну подозрений в неэффективной работе партячейки Нина остановила, и навострила лыжи на юг. В преемниках себе оставила Сергея Аленичева, бывшего председателя юргинского городского отделения КПРФ.

Судя по документам, лежавшим в роковом портфеле, юргинец Аленичев достойно продолжил дело развала партии. Коммунистические ревизоры выяснили, что в обкоме сложилась порочная практика решать кадровые вопросы через роспуск партотделений с «переаттестацией» коммунистов на предмет личной преданности тому или иному руководителю. Итогом такой проверки «на верность» стал раскол обкома в целом и крупных горкомов: Осинниковского, Ленинск-Кузнецкого, Полысаевского и Новокузнецкого.Число преданных ленинцев за пять лет сократилось с 3500 до 1100. Первоначально сама Останина советовала Аленичеву эту статистику показать в разрезе естественной убыли населения, приплетя еще и кузбасскую экологию. Мол, мрут люди, как мухи, травят промышленники всех, особенно коммунистов.

Но московская комиссия не лыком шита — смогла отделить истину от вымысла и пришла к однозначному выводу, что во всем виновата не старуха с косой, а исключительно личные амбиции обкомовских руководителей. «В Кемеровском областном отделении КПРФ очень нездоровый климат. Коммунисты подают друг на друга в суд, занимаются рукоприкладством. Нередки случаи, когда при проведении партийных мероприятий прибегают к помощи полиции», — указано в постановлении.

Но внутренние разборки так и остались бы в темных кулуарах, если бы не провальные результаты на выборах. Уже в 2009 году на муниципальных выборах в Кемеровской области отделение КПРФ вообще не выдвигало своих кандидатов. К слову, в то время руководила им ныне «повышенная» Нина Останина. В 2011 году на 1950 депутатских мандатов от обкома было выдвинуто «аж» 40 кандидатов. На выборах 2011 года ни один коммунист не был избран. При этом партия продолжала активно издавать газету «Советский Кузбасс» и делать вид, что ей не дают работать областные власти, прикрывая этим бездействие своих руководителей.

Аленичев, наследник Останиной, является лучшим примером того, как партию используют сугубо в личных интересах, никак не заботясь о деле Ильича и совершенно не соблюдая «Моральный кодекс строителей коммунизма». До своего избрания на пост первого секретаря обкома он много успел наделать в родной Юрге. Скупал за бесценно муниципальное имущество, проворачивая для этого сложные мошеннические схемы, за что получил прозвище «красный Чубайсенок». При этом декларировал свой годовой доход в размере 12 тысяч рублей-то есть, жил всего на 1000 в месяц, умудряясь при этом выкраивать средства на покупку нежилых помещений и даже городской бани, которая, кстати, после этого закрылась.

Аленичев не платил муниципалитету за аренду земли, на которой расположена его недвижимость, и задолжал более полумиллиона рублей. Городская администрация подала в суд, дело выиграла, однако судебным приставам пришлось охотиться за коммунистом в лучших традициях шпионских романов. При этом сам Аленичев везде утверждал, что это не законное преследование его как должника, а работа «кровавого режима», который давит на него исключительно за партийную принадлежность.

Помогала в непростом деле укрывательства от приставов в маленьком городке Сергею Аленичеву его дочь, работавшая в прокуратуре. Благодаря такому «прикрытию» коммунист долгое время скрывался от закона, успевая между делом совершать еще кое-какие противозаконные действия.

Так в октябре 2011 года, управляя автомобилем Дэу Нексия, на трассе Ленинск-Кузнецкий — Новокузнецк, Аленичев сбил мотоциклиста. Пассажиры Дэу невредимы. Мотоциклист, восемнадцатилетний Юрий Стаценко, получил сложный перелом ноги, перенес уже 4 операции, и по сей день находится в больнице. Вероятно, он получит инвалидность и останется хромым на всю жизнь. Виновный в ДТП Аленичев полностью устранился от ситуации. Он не пытался помочь, оплатив лечение, или хотя бы извиниться перед самим парнем и его семьей. На суд по делу об аварии Сергей Аленичев не приходит, по традиции продолжая скрываться от правоохранителей. По слухам, содействие в этом деле ему снова оказывает любимая дочка, использующая для этого все свои связи в прокуратуре и полиции.

Роковая бордовая Дэу Нексия, которой в тот злополучный день управлял коммунист, являлась последним более-менее ликвидным имуществом ранее сильной партийной организации. В том, какова теперь судьба автомобиля, и что еще осталось в партии, кроме плюшевого флага и бюста Ленина, предстоит разбираться сотрудникам ЦК. Они проведут проверку работы главного бухгалтера обкома. Судя по всему, будут выяснены новые факты злоупотреблений, скрытых под красными кумачами.

Аленичева москвичи с треском отправили в отставку, предписав в течение недели передать всю документацию и имущество рабочей группе. По некоторым сведениям, Сергей днюет и ночует в отделении, пытаясь уничтожить порочащие его бумаги и заменить их другими. Часть документов он доверяет бумагорезке, а особенно секретные ест вместе с главбухом, которому тоже стоит опасаться гнева ЦК КПРФ. На сайте кемеровского обкома об этом не написали ни строчки.

Красный портфель, который, как ящик Пандоры, разнес уже сугубо официальную информацию о том, что коммунисты в Кузбассе на грани исчезновения сугубо по вине их собственных первых секретарей обкома, был передан незадачливой хозяйке со всеми документами, дисконтными и картами и схемой московского метро.