Кто дает деньги кемеровской оппозиции?

29.05.2012 | Отзывов (0)

Кемеровские оппозиционеры после трагической пятницы 18 мая, которая привела Алексея Паньшина в Москву, Надежду Косенкову в больницу, а Николая Федорова — в полицию, на сдачу слюны и показаний, перестали активничать.


Никаких акций против Владимира Путина и «ЕР» не проводят, не учатся, не работают, и вообще, непонятно, на какие средства живут.

Даже многодетный алиментщик Федоров начал гасить долги перед своими детьми. Косенкова, выписавшись из больницы через несколько дней после отъезда своего политического подельника Паньшина, укатила в столицу в след за ним. Между прочим, полетела на самолете, хотя несколько месяцев назад не могла даже заплатить за собственное обучение в университете.

Так кто содержит незадачливую троицу, используя их в своих интересах за сравнительно небольшие по политическим меркам деньги?

Что касается бородатого математика Федорова, то тут есть несколько версий, каждая из которых имеет право на существование.

Один из больших поклонников федоровской работы — верующий повелитель пиццы, боксер Андрей Матюжов. Пару раз выступив на митингах, он понял, что удерживать внимание толпы не религиозными догмами, а политическим лозунгами, не получается, и решил уйти в тень, предоставив делать всю грязную работу Николаю. Поборник семейных ценностей. Матюжов подкидывает деньги многодетному Федорову на оплату долгов по алиментам, иногда привозит кое-какую еду из своего заведения, и ставит задачи по работе с молодыми и неокрепшими умами кемеровских студентов и школьников.

По другим слухам, ссужает денег оппозиционному лидеру опальный ректор Кемеровского государственного университета Ирина Альбертовна Свиридова. Она, как опытный политик, всегда готовит пути к отступлению. Учитывая оппозиционную активность масс, Ирина Альбертовна решила на всякий случай подстраховаться, и стала перечислять Федорову по 20 тысяч рублей в месяц. Получая ежемесячно полумиллионную зарплату, Свиридова даже не замечает, как дешево ей обходится поддержка «креативного класса», имея при этом иллюзию тыла.

По еще одной версии, Федорову помогает Марат Гельман. Он давно следит за работой национально-демократической партии, одним из основных принципов которой является антиклерикализм. Опытный пиарщик, прикрывающийся современным искусством, Гельман решил начать революциию «с низов», работая с такими вот бородатыми безработными активистами по всей стране. Для того, чтобы не привлекать внимание к своей политической работе, он устраивает по стране скандальные выставки «Icons», переключив интерес общественности исключительно на противостояние с РПЦ. В идейно-денежную связь с Николаем Марат вступил, по непроверенной информации, в ноябре 2011 года, назначив Федорову содержание в размере 1000 долларов в месяц.

Что касается Надежды Косенковой — то тут все проще. Она под воздействием сотрясения мозга понадеялась на удачу и женскую привлекательность. Успехи Михаила Рязанова-Штукатуркина, который благодаря своей активности может ночевать в теплых КПЗ и ездить по столице в бесплатных автозаках, очень обнадежили так и не ставшую юристом Надежду. Взяв кредит в Кемерове на билет и скромную жизнь, Косенкова улетела в Москву, чтобы вместе с Паньшиным скитаться по квартирам друзей-знакомых и жить полубогемной жизнью оппозиционерки-подпольщицы.

Сам Паньшин изначально был засланным членом «СПС», который за определенный гонорар влился в ряды оппозиции, слился с Косенковой, и внимательно следил за происходящим в головах идейных лидеров Надежды и Николая. Когда стало понятно, что оппозиционная активность в стране пошла на убыль, никаких больше доходов от неё получить не удастся, руководители «СПС» сообщили Алексею, что его миссия выполнена и перестали платить. Чтобы «уйти красиво», Паньшин договорился с Косенковой, и они на пару подстроили «избиение», которое было очень выгодно для них в сложившейся ситуации. Так оба получили возможность уехать из Кемерова, сохранив при этом имидж борцов с кровавым режимом.