Кемеровских оппозиционеров избили за любовь?

30.05.2012 | Отзывов (0)

Редакция НОВОЛИТИКИ располагает результатами независимого расследования происшествия, случившегося с лидерами кемеровской оппозиции.


Напомним, 18 мая в подъезде у лифта начинающие политические деятели Алексей Паньшин и Надежда Косенкова стали жертвами кровавого режима. Двое неизвестных напали на беззащитных оппозиционеров, и молча побили их, не отобрав при этом ни вещей, ни денег, ни телефонов с номерами антипутинской элиты города.

Автора независимого расследования это происшествие заинтересовало странным стечением обстоятельств. За два дня до нападения на активистов в интернете появился бытовой компромат на Косенкову, из которого явно следует, кто мог иметь на Надю зуб, а то и два.

Итого расследования таков: драка в подъезде лишена всякого политического контекста, она была банальной сценой ревности. Молодой человек Косенковой, Денис Шеркунов (на фото), ныне проживающий в Краснодаре, одно время помогал ей платить за учебу в университете. В год поступления они договорились, что после окончания Надей университета поженятся. В планах у Дениса уже был переезд, поэтому молодые влюбленные решили, что Надя доучится и только потом отбудет на юг России. За это время Денис успеет крепко обосноваться в Краснодаре, и как следует подготовится к приезду дамы сердца.

Алексей вместо Дениса

Тревожные звоночки стали поступать в Краснодар осенью. Денис через общих знакомых узнал, что его Надя забросила любимое макраме и стала настоящей оппозиционеркой, регулярно подбивающей народ на бунт. Шеркунов был озадачен, но решил, что это лишь временное помешательство на почве разлуки. Но он не знал, что в жизни Нади появился молодой человек из рядов оппозиции — Алексей Паньшин, опытный политработник с лёгким столичным лоском. Это сыграло роковую роль в высшем образовании и истории любви Нади и Дениса.

Шеркунов сначала пригрозил строптивой подруге, что не будет платить за её учебу, мол, есть время на политику — есть время и на то, чтобы заработать. Но Паньшин совершенно вскружил Наде голову легким блеском очков и умением долго говорить о том, какой прекрасной может стать Россия без Путина. Про простого парня Дениса и необходимость получения высшего образования Надя позабыла.

Шеркунов и шеркуновцы

Денис Шеркунов в молодости успел не только закончить профессиональное училище, став дипломированным поваром. В течение нескольких лет он руководил молодежной бандой, гимном которой была знаменитая «Мурка». Ничего страшного «шеркуновцы» не делали: так, били молодых людей с длинными волосами, да отбирали деньги у подростков и бабушек, торговавших семечками — но Денис умел внушить своим бойцам собственную значимость и важность. Постепенно банда переросла увлечение героями из «Бригады», Шеркунов поступил в КемТИПП и влюбился в тогда еще скромную Наденьку, забросив хулиганские привычки.

Узнав о том, что любовь всей жизни цинично променяла его на какого-то пижона, Шеркунов сразу вспомнил свою бурную юность и почетную кличку «Повар», позвонил приятелям и полетел в Кемерово. Спустя два дня он встретился в подъезде с изменщицей и её новым ухажором. Разговор был коротким, но бурным. Паньшину доходчиво объяснили, что если он не уедет из Кемерова и не забудет о Надежде, то в следующий раз ему сломают не только нос. Косенкову никто бить не собирался: она просто полезла разнимать дерущихся, и случайно получила удар по лицу.

Единственное, чего не учел Денис, так это силы чувств Надежды к Алексею. Паньшин быстро сбежал в Москву, чтобы не нарываться лишний раз. Надя решила последовать за ним. В итоге «Повар» Шеркунов остался с разбитым сердцем и сбитыми кулаками.

Дивиденды любовников

Зато молодые любовники получили значительные дивиденды. Идея выдать бытовые разборки за политическую травлю принадлежала Паньшину. Он как более опытный и сообразительный быстро объяснил Косенковой, что к чему. Так сцена ревности неожиданно превратилась в спланированную акцию против оппозиции, и привлекла к себе большое внимание.

Как сообщает автор независимого расследования, Алексей Паньшин все произошедшее прокомментировал так: «В нашем случае точно: всё, что ни делается, всё к лучшему!», — и радостно захохотал.