Национальная сказка о власти и миллионах

29.10.2015 | Отзывов (0)

Кузбасс — один из самых стабильных регионов России. Поэтому для многих кузбассовцев будет удивительно узнать, что кое-где в нашей области кипят совершенно нешуточные политические страсти, идет ожесточенная и явная борьба за власть, за большие деньги, осложненная, к тому же, межнациональной рознью. Между тем, далеко ходить не надо: все это происходит внутри общественной организации под названием Ассоциация шорского народа.

 

Возможно, уважаемый читатель вообразил себе после моего вступления обычную череду мелких склок из жизни общественников, чиновные подсиживания и кляузы. Нет. Когда речь заходит о судьбе целого народа, счет идет на миллионы и миллиарды рублей. Или даже долларов. По крайней мере, в этом убежден видный шорский политик и культуртрегер Владислав Таннагашев. Тема больших денег вообще всегда сопровождает этого деятеля межнациональных отношений. Как и стремление к власти. Зачем ему власть? Конечно же, ради денег.

В начале октября этого года в Таштаголе Ассоциация шорского народа в очередной раз собрала свой актив для решения насущных задач: культура, образование, социальная помощь — все, что составляет жизнь обычных людей, о чем имеет смысл постоянно заботиться было на повестке дня. Примечательно, что никто из шорских делегатов в тот день не собирался обсуждать выборы президента Ассоциации, которые прошли еще в апреле. И уж тем более, не было в планах общественников встречи с воинствующими русскими националистами. Все это участникам собрания обеспечил пламенный пассионарий Таннагашев, который явился на заседание без приглашения. В своей долгой и бурной речи он в очередной раз заявил, что шорский народ притесняем, несчастен, и спасти его могут только бескомпромиссные выступления против действующей власти и представителей крупного бизнеса. Бизнес, в лице угольных компаний, должен Таннагашеву много денег (сумма, рассказывают, дошла уже до 15 миллионов рублей), а власть, естественно, не хочет заставить бизнес расплатиться! Откуда у бизнеса такие долги перед общественником? Потому что, по его мнению, угольные компании должны платить за работу на юге Кузбасса — исконных землях шорского народа. Почему они должны платить за шорскую землю именно Таннагашеву? Потому что он претендует на роль главного шорца.

Это давняя боль и обида Владислава Валерьевича: его никак не избирают президентом вышеупомянутой Ассоциации шорского народа. Будь он ее президентом, он мог бы выступать от лица соплеменников официально — ради все тех же угольных миллионов в свой карман. И слова его имели бы совсем другой вес, нежели сейчас. Но неблагодарные сородичи почему-то поддерживать Таннагашева не спешат.

Тут важно пояснить, что шорский народ, к великому сожалению, невелик числом. Согласно последней переписи населения, шорцами себя назвали немногим более 12 тысяч человек. Это означает, что все представители этноса всегда в курсе происходящего в своей среде. Внутренних тайн там нет, каждый, кто хочет быть заметен — оказывается как на ладони. Таннагашев ладонь шорского народа топчет уже который год. А главным его не признают. Досадно.

В апреле, когда проходили выборы главы национальной Ассоциации, Таннагашев, как обычно, заявил свою кандидатуру. При этом (оцените масштаб мысли!) провел в кандидаты своего дублера — активистку Борискину. И ровно в тот момент, когда стало ясно, что большинство голосов достанется его сопернице Светлане Дудкиной — снял свою кандидатуру и, по его команде, подала самоотвод Борискина. К сожалению, попытка срыва выборов не удалась: шорский народ признал своим лидером Дудкину. Как видим по недавнему выступлению на съезде Ассоциации, боль за тот апрельский день до сих пор гложет Таннагашева.

Кстати, о каких таннагашевских миллионах идет все время речь? О, этой истории хоть и не первый год — она проста. Поселок Казас, где у Таннагашева была дача, попал в зону отчуждения угольного разреза. Угольщики честно выплатили деньги каждому, кто был прописан в поселке или имел там недвижимость. Деньги, достаточные для покупки квартир не только в Мысках, но и в Новокузнецке или Кемерове. Таннагашев потребовал больше — 7 миллионов. Больше года бодался с разрезом, портил угольщикам кровь и настраивал шорцев против иноплеменных захватчиков. Наконец, ему предложили 7 миллионов. А он отказался. И потребовал уже 15 миллионов. А столько угольщики не дают. Потому что речь идет о заброшенном людьми поселке и старом деревянном домике с удобствами во дворе.

Встречаясь с другими уважаемыми шорцами, которые могли бы повлиять на мнение прочих народных масс, Таннагашев рассказывает, сколько каждый из них мог бы выбить миллионов из областной власти и угольных компаний. Иногда пытается обобщать, и тогда речь идет уже о миллиардах. У уважаемых людей, наверное, кружится голова от таких сумм, но поддержки в своей национальной среде он не находит.

Зато Владислав Валерьевич завел тесную дружбу с Юрием Бубенцовым — одним из самых одиозных деятелей русского националистического движения в Кузбассе. Как это стало возможно? А у Бубенцова тоже была дача в Казасе и он тоже хочет за нее много миллионов. Свою национальную карту Бубенцов разыграть не может, ибо, увы, к малочисленным коренным народам опрометчиво не принадлежит. Поэтому Бубенцов помогает Таннагашеву давить на больную тему векового угнетения шорцев. Как говорили классики, на что только не пойдут капиталисты ради 300 процентов прибыли. А тут тысячи процентов. Поэтому шорский активист и завсегдатай «русских маршей» — не разлей вода. И даже на заседание Ассоциации шорского народа Владислав Таннагашев привел своего наци-друга Бубенцова. То ли запугать пытался соплеменников демонстрацией такого знакомства, то ли Бубенцова развлекал скандалом…

Что в итоге. Бубенцов и Таннагашев призывают кузбасских шорцев к противостоянию официальной власти. Без зазрения совести педалируется в самом циничном виде тема межнациональной розни. Ассоциацию шорского народа предлагают использовать как инструмент перекачки денежных потоков в частные карманы (причем, даже не всегда шорские — как в случае с Бубенцовым). Пострадать в итоге могут все 12 тысяч наших самых коренных кузбассовцев — лишиться помощи своей общественной национальной организации, попасть в оппозицию к власти. Волнует ли это Таннагашева? Вряд ли. Владислав Валерьевич живет на зарубежные гранты, торгуя, по сути, своей национальностью. Он ни дня не работал ни на одном производстве. Да, и друг его Бубенцов в производственных свершениях не замечен. Не получится у них добыть миллионы тут — пойдут скандалить в другом месте. Шорскому народу останется только им в спины плюнуть.